Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:20 

Urbis.

Я штрихую как мудак.
Сентябрь в наших краях - время странное, переходное, этакая грань между пряным сухим августом и влажно-душистым, нежно любимым ноябрем (октября, тонущего в головной боли, традиционно не существует), когда летние юбки уже потеряли свою актуальность, а время теплых свитеров еще не наступило. И на мой взгляд, это лучшее время для того, чтобы заняться разбором летних фотографий; все равно, что распаковывать после длинного и немного утомительного путешествия запылившийся рюкзак, на самом дне которого всегда обнаруживаются чуть помятые сокровища вроде птичьих перьев, обкатанных морем зеленых стеклышек или пары пшеничных колосьев...
Это лето встало на дыбы третьего июля у кафедры современного русского языка и рвануло галопом - через школу "Амальгама" и сплав по Дону на старом теплоходе, через херес в походной фляжке и кислое домашнее вино, через один невероятно долгий день в Москве с кусочками Бергамо, с мятным лимонадом и ухмыляющейся физиономией Кулибина на ламповой фотокарточке, через Танибату и одну очень-очень важную встречу - к месяцу в Польше, двум дням в Германии и нескольким часам в Чехии, приправленных бесконечными часами в аудиториях школы польского языка.
И снова, как в прошлый раз, у меня не хватает слов, чтобы описать все это - "Даму с горностаем" в Кракове, "Тауро-махину" во Вроцлаве, ночи в берлинском метро и возвращение из Германии сумасшедшим совершенно автостопом, lody naturalny и голубику в картонных стаканчиках, алтари в пражских церквях и органную музыку - в варшавских...



В Берлин возвращалась уже не по какому-то совершенно ненужному никому обещанию, а потому, что неслышимая музыка этого места (хотя почему неслышимая, достаточно просто найти в стареньком плеере папку "Die Ärtzte" и нажать на воспроизведение) раз и навсегда западает в душу.


А Прага... что ж, этот игрушечный, пряничный город, наполненный туристами и волшебством, радушно-гостеприимный, надеюсь, еще не раз закружит в лабиринте узорчатых улочек, и, надеюсь, мне снова будет казаться, что в пьяных утренних сумерках за углом прошелестело лоохи па-ачтеннейшего начальника.
Хей, мироздание. Спасибо.

23:58 

Танибата 2014

Я штрихую как мудак.
Танибата. С этим волшебным словом, смысл которого вряд ли будет понятен стороннему человеку, связано очень много приятных и радостных воспоминаний, перемешанных со счастливой усталостью и сладкой болью уставших рук.
В этом году исполнилось сразу две мечты. Одна из них была моей - все-таки получилось сделать костюм чумного доктора, и, судя по реакции людей, он даже получился удачным.

Ну да дело не в этом даже.
Есть среди нас такой замечательный человечище, как Санж. Добродушное (правда, только для друзей) существо с отличным аппетитом, в напряженные моменты он превращается в настоящего рыцаря, готового всеми правдами и неправдами защищать слабого или обиженного. И именно поэтому я всегда говорила и буду говорить, что идеальным образом для него и будет этот самый средневековый рыцарь. Но что тут поделать - мое мнение редко совпадает с мнением моих друзей, а поэтому...
О том, что у него есть мечта, Санж признался еще зимой. Признался мне и Асте. А еще несколько недель спустя в режиме строгой секретности началась работа над костюмом. И знаете, это был настоящий челлендж, потому что мы с Астой (уже в тайне от самого Санжа) поставили цель сделать все как можно лучше. Поэтому если жилетка - то только из натуральной кожи, чтобы лежала и отсвечивала, как надо. Если цвет и фактура - то сиди и вырывай себе глаза, силясь разглядеть хоть что-нибудь на скриншоте.
Но вся многодневная беспросветная боль и последние ночи, утонувшие в аффективном угаре, ничего не значат по сравнению с выражением лица Санжа, парвый раз увидевшего себя собранного в зеркале; с тем удовольствием, которое светилось на его лице во время фестиваля.
Да и нам созерцание ассасина принесло немало приятных минут - это оказался действительно его образ.
Спасибо за то, что терпел и подчинялся. Спасибо за то, что без упреков. Мы правда старались.

Спасибо, кстати, стоит сказать не только Санжу. Маленький Лави буквально спас нас, беспрерывно бегая за водой для Санжа и просовывая в крохотное отверстие моей маски спасительную трубочку, ведущую к ледяному молоку. Спасибо, малыш :3
Спасибо и Горькому, который согласился отдать на разорение труппе бродячих косплееров свою квартирку, и который, несмотря на боль в спине, помог с гримом "до" и предоставил душ "после".
______________
А теперь - традиционно...
❖ Благодарность организаторам, вечно отжигающим Усаги, Воспи и Сонику, а также маленькой Чибиусе, которая покорила зал с первого выхода.
❖ Отличная открывающая сценка и богоподобный Аптекарь (он же, кажется, Спок), от которого мы с Лави отчаянно фанатели.
Планетки-тян, которых я совершенно не ожидала увидеть и которым очень обрадовалась.
Килл ла фест с бородатой лолей, Зитой, Гитой и грязевым крабом.
Коты против лис, благодаря которым я оказалась на Танибате, заменяя в сценке ушедшего Упоротого Лиса. Спасибо, ребят!
❖ Крайне странный тортик Мадоки, который, кажется, заставит меня-таки посмотреть это аниме.
Сценка о том, как не надо делать сценки ("Все хорошо, прекрасная Маркиза") была наглядной иллюстрацией того, как мы ставили нашу собственную сценку.
BBC-сценка и их божественный Снейп с не менее божественным Ганнибалом.
❖ Сценка с Музами из Геркулеса, продемонстрировавшая вокальные способности Усаги. Потом, кажется, одна из Муз уезжала на велосипеде.
❖ Разбитая гитара в Марвел-сценке.
❖ Совершенно нереальные Story of Nomadzzz.
❖ Девочка Ульяна, которая пела мою любимую песню "Волчицы и пряностей" и которая обняла меня у входа :3
❖ Невероятный, потрясающий вокал по "Холодному Сердцу".
Инвокер, по которому фанател Санж и который Кель-Тас Санстрайдер.
______________
И как всегда...
Джокер. Посоны, это торжество отыгрыша над костюмом, здравым смыслом и вопросами вселенной. А еще он махал нам их окна маршрутки :3 К слову, это же (кроме маршрутки) относится и к парню-Малефисенте.
Дедпул, который надел платье на второй день. Чувааак, я твой фанат!
❖ Девушки-флейтистки. парень с гитарой и дяденька с мегафоном.
❖ Наша Майя, которая никому не сказала, что собирается на Танибату в косплее.
Эцио, который парень, по словам Санжа, более чем полностью подходит под внешность персонажа.
Леголас. Я думала, что в этом году будет засилье Трандуилов, но вместо них получился один очень годный принц Лихолесья.
❖ Почему так мало Зойсайта?.. Именно из-за него я сейчас сижу и пересматриваю "Сейлор Мун"...
Пирамидоголовый, которому было так же жарко, как и мне. C:
Мерида, которая отобрала у Санжа бутылку и хлестала квасором не хуже любого пирата.
❖ Пьяный в драбадан Соул, которому Санж эту бутылку в итоге и подарил.
Фурри-компания, которая умиляла от заката до рассвета.
______________
Спасибо за эту Танибату!

16:53 

Чезаре

Я штрихую как мудак.
Чезаре - так зовут мою улитку.
И он растет.

...Diavolos, ты оказалась права. Мироздание снова посмеялось надо мной - август я проведу в Польше, и, если повезет, снова вернусь и на пражские улочки, и на берлинские проспекты.
Кроме того, вместо зеленых чашек, которые разбились той страшной зимой и которым я почти год (год и семь месяцев, как дружелюбно подсказывает кем-то скинутая на стенку Вконтаке картинка) пыталась найти замену, в моей кухне теперь живут две другие. Сине-серые с графичными темно-коричневыми раковинами пилигримов (мимо ристалищ, капищ, мимо храмов и баров), как сказала бабушка.
Превью со святой инквизицей большой картинки рыцарского гетто по клику, которое мы придумали с Кулибиным, будет кстати.

Когда мне было двенадцать, я пообещала себе, что когда-нибудь тоже пройду дорогой до Сантьяго-де-Компостела. Главное - не забыть снова об этом обещании.

18:49 

Я штрихую как мудак.
Иногда мне кажется, что жизнь - как оконное стекло, в которое попали увесистым булыжником. Оно все еще держится в раме, но в самом центре его зияет огромный кратер сквозной дыры, от которого воспаленными ниточками тянутся трещины; еще чуть-чуть, и все со звоном вывалится на пыльный паркетный пол.
Иногда мне кажется, что точно такая же сквозная дыра есть и во мне, и через нее потихоньку утекает все, что я, оставляя какую-то пустую и бесполезную, как оконная рама без стекла, оболочку.
Иногда мне кажется, что какая-то неведомая черта уже пройдена, и в жизни уже принципиально не может случиться ничего необычного или удивительного; no more dragons left to slay - кажется, так пелось в одной из грустный песен с простым припевом pam-padam.
Иногда мне кажется, что я никогда не умела видеть необычное и удивительное в простых вещах, и что жизнь превратилась в страшную череду дней с устоявшимся распорядком, совсем как у взрослых, которых я так боялась в детстве.
Иногда мне кажется, что все, что было когда-то - огромные букеты полевых цветов, шумная возня в костюмерной, звон мечей в перелеске, и шелест велосипедных колес по ночной трассе - все это было тысячи тысяч лет назад и не со мной, а кем-то другим, кто ушел и больше никогда не вернется.
Иногда мне кажется, что мой лимит счастья исчерпан, что оно осталось где-то там, между Варшавой и Берлином, а может быть, заблудилось в пражских переулках или ухнуло с головой в холодную Неву, не оставив даже записки с надписью "Прошу никого не винить..."
Кажется. Очень хочется верить, что кажется.
Потому что где-то там еще дрейфуют добрые города и прохладные зеленые тропы, где-то там горят еще не зажженные костры и бродят чудовища с карамельными банками в руках.

23:26 

Золото.

Я штрихую как мудак.
- Ты все еще ведешь сетевой дневник?
- Да, время от времени.
- И нужен он тебе? Переходи в твиттер, там и быстрее, и народу больше!

Он мне нужен. Изначально дневник создавался как место, куда я могла сваливать первые робкие рисунки, потом старый блог был удален и появился новый (вот этот самый) - просто для того, чтобы было "с кем поговорить", потому что тогда было невозможно убедить себя в том, что окружающим меня людям можно доверить что-то чуть более личное, чем дежурное "У меня все хорошо".
Сейчас, к счастью, со мной добрые и милые люди, которых я очень-очень люблю и которым (и в которых) безгранично верю; да, у меня есть твиттер, где можно посмеяться и подурачиться с малознакомыми, но веселыми персонажами; есть и паблик вконтакте, куда рисунки выливаются куда быстрее, чем в дайри, и, в принципе, необходимость в дневнике отпадает...
В принципе. На самом деле дайри превратился в этакую копилку солнечных и ясных дней, дней, когда все идет само собой и кажется, что кто-то мудрый и ласковый оберегает тебя, направляет нежной рукой, следит и улыбается время от времени. Иногда это длится несколько часов, иногда - несколько недель. И в это время я твердо уверена, что прав был Соловьев, называя человека "существом смеющимся".



В одной из моих любимых книг Туве Янсон - сейчас я уже не вспомню, в какой именно, они все слились в цельную большую историю - описывается забавное гадание на весенних бабочках. Если первая бабочка, которую ты увидел весной, была белой, то лето будет спокойным и теплым. Если бабочка желтая, то и лето будет веселым и радостным. А если золотая...
Я никогда не гадала по бабочкам, но так получилось, что весна сама по себе ассоциировалась с белым цветом. Белым было робкое мартовское солнце, заливавшее оттаивающие города, белыми были душистые свежеокрашенные рамы в старой новочеркасской квартире, белыми были стволы уличных деревьев и обновленные бордюры, наконец, белым цвели вишни и акации, и белые чайки кружились над рекой.
Этот год, изначально заявивший себя как другой, после неожиданно трудной зимы окрасил весну в золотой. В золоте тонут поля вокруг города, золото шелестит сухим камышом и плещется в реках сверкающей рыбой, распускается самородками одуванчиков.
А город - наш маленький серый город-на-холме плывет в золотом море, живя своей глупой жизнью, зажигая по ночам огни хрупких маяков. Наверное, когда-нибудь это море поглотит его, и тогда останутся только бескрайние волны горьких сухих трав.
Я гуляю за городом и собираю букеты из прошлогодних колючек, нахожу старые черепа; иногда ко мне присоединяются Они-чан или Хекс, и тогда мы пьем чай и болтаем о пустяках. После совместных прогулок появляются пересвеченные фотографии, после одиночных - рисунки. Никогда не думала, что поля и реки будут манить больше, чем крошащиеся лабиринты улиц, что буду ходить по тем тропкам, на которые мы только смотрели, сидя прошлым летом на южном склоне городского холма.
И когда бредешь по берегу реки, глядя на солнце, играющее прозрачно-золотистыми метелками тростника, кажется - все что случилось за неделю, вся это беготня, проекты, сроки, сдачи и отчеты, все это - иллюзия, глупая и ненужная, а настоящий вес имеет только широкое и глубокое бледное небо над золотой рекой и пронзительно-радостный крик взлетающей птицы. И все живет, умирает, и возрождается снова в каком-то великом и непостижимом ритме. Все именно так, как мечталось когда-то.
И только тогда ты сам - настоящий.
Наверное, в следующий раз я снова соберусь написать сюда не раньше, чем через месяц, когда дней, пахнущим счастьем, накопится побольше - чтобы можно было положить из под пресс из черновиков-блокнотов и выжать несколько капель почти болезненно-острой эссенции, чтобы надежно закупорить ее в электронной склянке сетевого дневника.
Но пока в моей жизни будут такие теплые и добрые дни, будет жить и этот дневник - неприступная крепость смеющегося существа.

16:56 

Я штрихую как мудак.
Для тренировки глазомера снова решила поштриховать Средиземье. Но так как просто штриховать - для слабаков, решила поштриховать сюжетно и набросала план крошечной (3-5стр) манги.
И уже на первом листе могу сказать одно. Я задолбалась.

14:58 

Вместо тысячи слов

Я штрихую как мудак.
Польша-Чехия-Германия. Когда я в очередной раз нажимаю "новая запись" и пытаюсь написать о том, что там происходило, а главное - какие последствия все происходившее имеет, то понимаю, что никогда не смогу написать всего, что хотелось бы. Поступая на филфак, очень надеялась, что научусь говорить. Научилась слушать и понимать, говорю по-прежнему плохо. То же самое происходило и тогда, когда я пыталась рассказать о том, как съездила и показать фотографии, которые и фотографиями-то в полном смысле не назовешь, так - лоскутки большого одеяла.
На самом деле, это было чудесно. Ночные прогулки по Варшаве, хор в одной из базилик в Люблине, Пражские улочки и бесконечные шпили башенок старого города, рассвет в парке Сан-Суси в Потсдаме, капельки дождя, мерцающие в солнечном свете на куполе Рейстага в Берлине, туманный Вроцлав с сотнями маленьких кафе, яблоки в карамели на рождественской ярмарке, большое турне по арканарским кабакам, знакомство с польскими ролевиками (лол), белки и павлины в парках, Боттичелли и Гверчино в музеях, рыцарские доспехи, и мечи, и гжанец, и медовый виски...



И, конечно, почти священная фотография. Что-то среднее между выполненным обещанием и покоренной вершиной. Nun bin ich hier.


Почти месяц ушел на то, чтобы разгрести сессионные завалы (которым разгребаться еще до конца февраля), раздать подарки и сувениры, привезенные оттуда (правда, не всех еще удалось выловить), и начать понемногу сканировать, подчищать, редактировать все то, что творилось там. Больше всего, как это водится, фотографий - добрый Ди перед отъездом раскрыл мне секреты съемки - и хотелось утащить с собой каждый кусочек. Это были одни из немногих мест, где счастье не надо было ловить - оно само текло тебе в руки, и урчало над ухом, и тянулось, ласкаясь, к щеке. Никогда в жизни я не испытывала ничего подобного в таком количестве (самое близкое - нахождение в гуще ролевой игры, но это счастье другого сорта), и очень надеюсь, что это получится прочувствовать еще раз.
,

22:03 

Подарочное

Я штрихую как мудак.
Все в пабликах хвастаются тем, что кому подарили на Новый Год. А я это сделаю тут.
В этом году все сговорились.
Я счастлива.

20:27 

Осенний словопад.

Я штрихую как мудак.
Вот мне шестнадцать, и я в лоохи - кто еще помнит меня таким?..(с)

Мне вспоминается, как несколько лет назад я писала сюда отрывочные записи, абзацы которых не были связаны друг с другом и представляли собой какие-то сумасшедшие попурри из диалогов, впечатлений и кратких заметок "к сведению", и, как поется в какой-то древней песне из девяностых, которую постоянно напевала одна моя подруга детства, oops, I did it again.
Каждая осень это одновременно и возвращение, и прорыв к чему-то новому. Только осенью, перечитывая старые книги, можно найти в них новые смыслы. Это очень похоже на прогулки по хорошо знакомым местам, которые ты не посещал уже довольно долгое время - нет-нет, да и наткнешься на какую-то нехоженую тропку, и поди пойми, куда она тебя выведет. С моим все более и более хоббитским отношением к жизни (которое, к слову, проявляется не только в любви к ярким жилеткам и домашней кухне) тем более удивительно, что меня все еще может куда-то занести.
И каждый раз, пересматривая старые фотографии, я понимаю, что все, что творится (зачастую - совершенно не учитывая моих пожеланий), творится не зря; как было сказано одним очень хорошим человеком, "летние воспоминания это нечто вроде грибных запасов у ежей и белок - питательные консервы на долгую зиму". Думаю, если бы ребята прочитали эти слова, то полностью бы согласились со мной.
А еще - и это очень важно, на самом деле - я не ощущаю груза прожитых лет, и, наверное, не зря было сказано другим хорошим человеком, что "анимешник - человек без возраста". И хоть мы уже не смотрим аниме в таких количествах и не носимся с криками "Ня!" по улицам, где-то в глубине коры головного мозга нам по-прежнему от четырнадцати до семнадцати, мир по-прежнему огромный и солнечный, а дружба, сострадание и доброта по-прежнему существуют и по эту сторону монитора.
И я ни о чем не жалею.


...а ноябрь - совершенно особенный месяц. Уже восемь лет, с тех пор, как я в первый раз прочла "В конце ноября" Туве Янсон, он приходит блаженной пустотой для звенящей от боли головы, покрывает мягкими туманами рубцы воспаленного подсознания, убаюкивает беснующиеся нервы. Это время матовых ламп в старом корпусе и жареного хлеба по возвращении домой, время, когда можно достать из шкафа любимую зеленую "куртку лесничего" и длинные теплые шарфы (зеленые, зеленые, весь этот ноябрь был восхитительного приглушенно-зеленого цвета). Однако в прошлом году этот месяц предал меня, превратившись в прелюдию к зимнему аду, и именно поэтому я так боялась его прихода в этом - было очень страшно, что невероятное чувство спокойствия утеряно навсегда. Помню, что мне тогда ужасно хотелось рассказать кому-нибудь все-все-все как на духу, но только чтобы этот кто-нибудь не остался безучастным; мне не нужны были советы или жилетка для орошения слезами, просто очень хотелось, чтобы хоть кому-нибудь было не все равно, потому что кричать в пустоту было невыносимо.
Ноябрь пришел. Пришел таким, каким и должен быть - добрым, нежным и ласковым, а потом рассмеялся и высыпал мне на голову корзинку радостей, словно извиняясь за прошлогодний кошмар.
В ночь на первое ноября мобильный разорвался звоном, и взволнованный голос сообщил, что я попала в программу по обучению в Польше, и декабрь мне предстоит провести в Варшаве. "Вы должны приехать оттуда другими людьми!" - уже на следующий день бушевал наш координатор, а я только нервно улыбалась и мысленно благодарила небеса за то, что все-таки поддалась на уговоры в прошлом году и оформила себе загранпаспорт. "Никогда не знаешь, где тебе повезет" - эта фраевская цитата в свое время висела у многих, но я могу по праву использовать ее только сейчас. И все же мне немного страшно, потому что я практически не знаю языка, и очень страшно, потому что придется месяц жить среди совершенно незнакомых людей. Но Санж говорит, что все, что там произойдет, будет к лучшему, а у меня совершенно нет оснований ему не верить. Новый рюкзак, новый скетчбук, новая одежда - все это уже упаковано и дожидается своего часа, а у меня на шее болтаются новые амулеты от всяких невзгод, которые могут настигнуть в пути. Ну не дурак ли ты, рыжий?

❖ Козявочка и дракон.

❖ Игры с полароидом.

Дедушка называет меня хипстером, потому что я теперь ношу длинные теплые юбки и дурацкие мешковатые шапки очень крупной вязки, а бабушка скептически хмыкает и говорит, что я больше похожа на бездомную. Не знаю, кто из них прав больше, да и как-то не особо это заботит. Пусть хоть как называют, главное, что в магазинах появилась удобная одежда любимых цветов и фасонов.
По-прежнему рисуются механизмы и шестерни, спасибо и на том - должно же быть в мире хоть что-то постоянное, кроме наших с Хексом разговоров о Трех Сакральных Личностях. Правда, не в таком количестве, как раньше, ведь подобные рисунки требуют много сил и времени.



Сейчас я больше и больше уползаю в графику, следуя примеру семпая, которому стоило немалых трудов убедить меня в том, что черно-белое изображение может быть не менее привлекательным, чем цветное.

Так появился тигр для кролика, несколько рисунков к поттерофандому, окно из Арзамаса и что-то вроде иллюстрации к одной из моих любимых песен Мельницы, которая в этом году была актуальна как никогда. Еще хотелось повесить сюда "Сонного рыцаря", но я так и не собралась закончить картинку-иллюстрацию, так что как-нибудь потом. Наверное.

Отрисовывать все, что хочется, просто не хватает времени, и я просто записываю все, что приходит в голову, надеясь на то, что когда-нибудь потом смогу разобраться со всеми планами. Они делятся на первостепенные, средние и совсем неважные. Первостепенных идей сейчас 473. Кажется, придется дождаться пенсии... Но с другой стороны, лучше уж переизбыток, чем отсутствие, и я искренне сочувствую многим людям, которые хнычут о том, что им нечего рисовать или не о чем писать.
...случайно свернув не туда, мы нашли совершенно завораживающий своей нищетой дворик в центре Ростова из разряда тех, которые мама называет "Шан-хаем"; но я думаю, что подобные нагромождения жилищ обладают какой-то особенной притягательностью. Такие дворики обязательно должны быть в историях про босоногих хулиганистых мальчишек и ворчливых стариков, и действие обязательно должно разворачиваться летом, желательно в июле-августе, и чтобы непременно шумная возня, потасовки, стесанные саднящие коленки и порванные рубашки...

И очень много хорошего еще было в этот ноябрь, в эту осень. Мои рисунки приняли на выставку, и, надеюсь, Горький сможет сфотографировать их, пока я буду в разъездах - ведь его картины тоже будут там! Нас с Коалычем взяли в школу устного перевода, и теперь, если все будет хорошо (а все будет хорошо), выпустимся мы еще и как переводчики.
Сейчас мне пора снова пропасть на месяц или больше - судя по календарю записей, это стало входить в привычку. Начинается еще одно Туда и Обратно, "свивая тысячи путей в один", и я очень надеюсь, что оно будет таким же замечательным, как и предыдущие.

22:02 

Friends.

Я штрихую как мудак.
Уходящий день догорел рдяной полосой на западном краю неба, и с гор в старый лес почти осязаемыми потоками хлынула ночная прохлада. О недавней битве возле драконьего логова теперь напоминали только изломанные деревья, выжженная, истоптанная трава и скомканные тяжелой лапой богатые доспехи, которые теперь жалкой кучей мусора валялись в стороне.
- Скажи мне, пожалуйста, обязательно было доводить все до драки?
- Конечно, обязательно! Я защищал свою полноправную собственность.
- Которую сам натащил со всех окрестных королевств. У тебя, между прочим, вся твоя собственность скоро перестанет в пещере помещаться. От пары пропавших бадеек с золотом ты не обеднел бы.
- Шутки ли! - дракон едва не поперхнулся от такого заявления, и из огромных ноздрей вырвались струи горячего дыма вперемешку с багровыми искрами. - Этим бадейку, тем ведро, и в итоге будет стыдно привести в гости порядочную принцессу!
- Зато добрые сэры рыцари не намазывали бы сейчас свежей сметаной ожоги, а ты не походил бы на подушечку для иголок. Мог пожалеть хотя бы меня - теперь всю ночь вытаскивать из тебя стрелы, а как извлечь меч из рога, я даже не представляю...
- Йод убери только. - янтарный глаз подозрительно сощурился. - Йод убери, говорю!
- Ох, вы только посмотрите! Тысячелетняя рептилия боится флакончика с йодом!
- Напомни мне, почему я не сожрал тебя в нашу первую встречу?
- Ты питаешься только принцессами и грушевым вареньем. А если решишь перекусить мной, то в твоем меню останутся одни принцессы. Не шевелись, пожалуйста, и думай о чем-нибудь приятном. Стрела первая...
В звездном небе над ночным лесом утонуло зычное драконье "Ой".

13:09 

Я штрихую как мудак.
Пока я оформляю шенгенскую визу, писать отчаянно некогда.
Поэтому пусть тут просто останутся несколько сканов из моего маленького горького друга.

Его очень удобно таскать с собой, на парах он совершенно не привлекает внимания, и ручка ложится гладко и ровно.

@темы: дети мира-под-водой

17:18 

Я штрихую как мудак.
В связи с невероятно ускорившимся темпом жизни надо по-прежнему все успевать и так же радоваться бегущим дням. Пришлось в экстренном порядке перекраивать не только устоявшийся распорядок дня, но и некоторые дурацкие черты собственного характера. А что, я давно хотела кое-что изменить, теперь же появилась неплохая причина.
Был разработан собственный свод правил, название которому "Лермонтова семерка". Ударение на "о". Название очень старое и исходит из темных ванильных времен. Ей всего несколько месяцев, но она уже приносит ощутимые плоды. Я не говорю, что она универсальна (если честно, я считаю, что подобные штуки надо создавать индивидуально для каждого) и подходит абсолютно всем, но, может быть, что-то из написанного ниже может пригодиться.

1. Не жалуйся и не ной. Ноешь, значит, сдался.
По натуре своей я жалобщик, и это отвратительно. Жаловаться - перекладывать ответственность за собственные косяки на других людей или надуманные обстоятельства. Жаловаться - признавать, что больше ни на что не способен. Жаловаться - тратить время, переливая из пустого в порожнее, валяться в жалости к самому себе и упиваться собственным бессилием. Нет на самом деле никаких обстоятельств, непреодолимых преград и злобных людей, которые мечтают осуществить планы. Есть только ты и твои собственные фейлы, которые ты почему-то своими признавать не хочешь; и вместо того, чтобы проанализировать их и понять, что именно сделано не так, ты пестуешь собственную инфантильность. Не жалко своего времени? Пожалей хотя бы окружающих... жалобщики должны гореть в аду.

2. Все прошлые победы остаются в прошлом. Поражения тоже.
Один гордится тем, что в восьмом классе победил в городской олимпиаде по физике, а в четырнадцать лет его целых сорок секунд показывали по местному телеканалу. Другой лет семь назад расстался со своей "второй половинкой", и до сих пор страдает, прокручивая в голове счастливые моменты, проведенные вместе. В списке моих личных демонов присутствуют оба, а значит, их надо изгонять.
Все это - прошедшее время. Хватит разыгрывать Кощея над золотом, и вместо того, чтобы вздыхать над старыми наградами иди и пили новые. Принцип "выше, лучше, мощнее" актуален как никогда.
С фейлами то же самое. Что было - то было, плюнь, разотри и "го, посоны, я создал".

3. Все зависит только от тебя. И надо это все тоже только тебе.
Какую из предложенных вакансий выбрать? Какой язык изучать? Куда бежать со своими набросками? Выбираешь ты сам, и что именно из всего этого набора ресурсов использовать, тоже решать тебе. Но никто ничего на блюдечке не преподнесет, поэтому ищи, пиши, вызванивай - и засунь подальше свою стеснительность.
Меня ужасно раздражают люди, которые ждут особого приглашения. Наверное, потому, что я сама грешу подобным.
Использовать каждый шанс как последний, выкладываясь по-максимуму.

4. Развивайся и записывай.
В автобусе, на улице, на паре, где угодно по темечку может ударить Идея. Это может быть сюжет для рисунка, история персонажа, фасон юбки или решение теоремы Ферма. Совершенно неважно, что это - заведи специальный блокнот и записывай. Не взял блокнот с собой? Черкни в телефоне, а потом перепиши в блокнот. Потому что забудешь рано или поздно, какой бы великолепной памятью не обладал.
Каждую свободную минуту смотри, читай, замечай. Прочти все, что было написано любимым писателем. Узнай о его любимых писателях и прочти все, что написали они. Прочти все, что было написано нелюбимым писателем. Попытайся понять, за что ты его не любишь.
Не стесняйся спрашивать. Не стыдно не знать, стыдно не хотеть узнать. Обновляй трек-лист в плеере хотя бы раз в пару недель. Знакомься, слушай, обсуждай.
Спорить не страшно.

5. Делай клевые вещи каждый, блин, день. Не можешь - умри. (с).
Страшная болезнь эта ваша прокрастинация. Я не знаю, от кого и когда успела заразиться ей, знаю только, что надо лечиться.
День без рисунка или пары скетчей - не день. День без проработанной статьи - то же самое. Про день без нескольких квадратных сантиметров вышивки я не упоминаю даже.
Лень - одна из худших вещей в человеке. Может, она и двигатель прогресса, но еще - тормоз жизни.

6. Порядок в вещах - порядок в мыслях.

Большинство моих проблем из-за неорганизованности. Я не могу ответить на важный звонок, потому что слишком долго ищу телефон в заваленной хламом сумке. Я не могу найти файл в компьютере, потому что вместо папки с монографиями сохранила его в папку с рисунками. Не могу найти нужную книгу в шкафу, потому что она лежит где-то на кухне. Постоянно теряю шапки, шарфы, зонты и блокноты. И так дела не делаются.
"Творческий беспорядок" не должен превращаться в хаос. Если первый создает ощущение жизни и уют, то второй мешает нормальному существованию.

7. Время есть всегда.

"У меня нет времени, извини" - худшая отмазка из существующих, которая используется тогда, когда говорящий пытается скрыть настоящую причину отказа.
Время есть всегда, только использовать его нужно грамотно. Я вполне успею прочитать две заданных на семинар статьи, пока буду болтаться в автобусе. Альбом очередной музыкальной группы, на который нужно написать рецензию, можно послушать по пути в универ.
"Зачем ты пишешь заявку на очередную конференцию? У тебя и так нет времени!.." Во-первых, см. пункт 3. Во-вторых, я не зависну вечером на Ютубчике за просмотром котиков, как сделаешь ты, а успею написать основную часть доклада.
Время найдется и на то, чтобы собраться всем вместе и посмотреть фильм. И на то, чтобы помочь бабушке и дедушке с купоркой. И на то, чтобы в театр сходить, я тоже вечер выкрою.
Двадцати четырех часов в сутках вполне хватает, если не тратить их на всякую фигню.

23:02 

Я штрихую как мудак.
Почему-то все мои жизненные "от сих до сих" начинаются с огня. Или заканчиваются огнем - это уж как посмотреть. Время от времени я понимаю, что опять накопилось слишком много лишнего, и пора от всего этого избавляться. И обычно это совпадает с какими-либо грядущими переменами, а значительными они будут или нет, это уже неважно. И пока догорает кострище, я расскажу о том, что было в эти несколько месяцев.
Самое короткое и самое замечательное лето в моей жизни началось 27 июня у кафедры теории и истории мировой литературы, когда Горький подарила мне маленькие серебряные крылышки. "И ты теперь летаешь" - резюмировала в Твиттере Коалыч, а с ней, как известно, спорить чревато.


Побег в Москву.
После Москвы я начала стремительно обрастать новыми скетчбуками, хорошими и разными. И это в тот момент, когда я наконец-то рассталась со всем своим старьем, которое меня тяготило!.. Тем не менее, все они - и купленные мной, и подаренные, несмотря на все мои предостережения, кое-кем - очень нравятся мне; до такой степени, что снова хочется написать пост о блокнотах для рисования.
Еще ни одним летом мы не проводили вместе столько вечеров. Мальчишки нашли все-таки выход "на холмы" - это оказалась узенькая тропка, петляющая среди канав и заросших садов на окраинах, плавно огибающая город. Носили с собой пледы, я наконец-то нашла предлог утащить из бабушкиного буфета двухлитровый термос, и мы вдоволь наэксперементировались с разными сортами чая и добавками к ним; время от времени Аста пекла вкусняшки, и каждый раз закат был по-новому прекрасен. Мы сидели допоздна, считали звезды, иногда ребята были в таком отменном расположении духа, что терпели мой варган, пытались загадывать желания, пока по небу катился очередной умирающий огонек, ловили светлячков "по-над" рекой. И были ночи, и были шорохи трав, и было хорошо.
И в одну прекрасную ночь мы поняли, что ни разу не ходили вместе с рюкзаками за спиной, ни разу не пели песни у костра и ни разу не просыпались вместе в палатке, разбитой где-нибудь в подлеске. Конечно, были поездки черт-знает-куда, с большими компаниями, с мечами под мышками и со знаменами на копьях, но ведь это совсем другое, об этом даже не поговоришь, потому что более сокровенных и объединяющих вещей у нас нет, а слова - слова только опошляют.
В поход, беспечный пешеход...


Лето продолжалось, оно едва перевалило за середину июля, когда мимо меня пронеслась Танибата (я не попала на нее в этом году, к сожалению), когда я снова взяла в руки дюралевый клинок, когда приехала Горький, когда Коалыч пригласила меня на пару дней к себе, и нас понесло погулять по заброшенной воинской части. Там было страшно и пусто, создавалось то самое ощущение пост-апокалипсиса, которое я так люблю.
Тут просто лежит несколько фотографий этого жутковатого места.


Потом была еще одна встреча с Кулибиным и угнанный дедушкин мотоцикл. Это был, наверное, самый сумасбродный мой поступок, но сожаления нет ни капли, потому что за ощущение полета по ночной трассе М4 отдать можно многое. А на вокзале мне вручили коготь зерга и несколько фенечек, сплетенных и заговоренных у моря (я не снимаю их до сих пор), кто-то большой и смеющийся стиснул меня в железных объятиях, и вот я уже несусь обратно, старательно игнорируя надрывающийся телефон.
Ночные прогулки на велосипедах, Эд, нежданно-негаданно заявившийся к нам, десятки фильмов, просмотренных с Хексом...Закончилось это лето одним большим и секретным делом - мне пришлось отключить все телефоны и засекретить все перемещения - которое мы осуществили с Коалычем, и она не обманула, ведь все действительно стало лучше.
Иногда я осознаю, какой же я счастливый человек.

12:57 

Как сделать маску чумного доктора.

Я штрихую как мудак.
Зарекалась ведь писать сюда про косплей - должно же быть место, свободное от бесконечного "обожемой, Санж, нужны были агатовые кабошоны, а вы купили оникс!", но...
Я люблю косплеить персонажей в масках. Не нужно следить за выражением лица, да и чувствуешь себя в подобном амплуа куда увереннее. И наткнувшись однажды на изображение чумного доктора (the plague doctor), я подумала "А почему бы и нет?".
Основная проблема заключалась, конечно, в изготовлении маски. Изначально они выполняли функции простейших противогазов (помогали, правда, мало) и делались из натуральной кожи. Но дело в том, что я с кожей так тонко (жилетки и штаны - не в счет) работать не умею. Совсем.
И все же решила попробовать. И у меня, кажется, получилось.

А сейчас я, чайник, хочу рассказать другим чайникам (если таковые еще остались в этих наших интернетах), как не имея ни опыта, ни дорогостоящих инструментов, сделать из натуральной кожи маску чумного доктора.
Этапы работы, технические фото, пояснения.

23:36 

Просто потому, что наследнику захотелось.

Я штрихую как мудак.
Hey, hey. Сессия - что тут скажешь. Мотаемся, сдаем проекты, надеюсь, прорвемся.
Маленький игропрестольный блокнот отправился жить к Горькому. Подумываю кому-нибудь отдать молескин. И еще кое-какие вещи.
Ко мне приехало мое алтайское чудо. Больше года сомневалась, топталась в нерешительности. В три часа ночи на пятое плюнула и заказала. Глубокий звук напоминает о ранневесенних легендах про маленькую одинокую сову, сотворившую мир и людей со сквозными дырами в груди. Футляр пахнет смолой.
В бою сходятся два вечных близнеца-анатагониста: Гамлет и Дон Кихот. Если получится распутать, то будет замечательно. Прорвемся. Hey, hey.

16:55 

Брошка-листик.

Я штрихую как мудак.
Солнечный и ветреный апрель закончился на выдохе. Сейчас, ставя галочки в рабочем блокноте, я понимаю, что сделано, в принципе, не так уж и мало. Я написала два доклада и отчиталась с ними на ставшей уже родной научной конференции. Нарисовала десять картинок из Мира-под-Водой, которым в ближайшем будущем предстоит стать наклейками для себя, друзей и просто хороших людей. Нашла веселую и задорную работку, за которую платят, и что интересно, не тарелками с супом, а деньгами. Почти закончила самую большую деталь для нашей с семпаем материализации личной мифологии. А время от времени удавалось зависнуть в парке со случайным листком бумаги. Хотелось нарисовать что-то в пару Ди, но с собой не было гелевой ручки. Но раз оба рисунка круглые, то пусть и висят вместе.

Я очень мало пишу сюда о том, чем занимаюсь гораздо чаще, усерднее и кропотливее, чем рисованием, но это вовсе не значит, что литературу и языки я люблю меньше. Просто все чаще замечаю, что, если я начну говорить о чем-либо подобном, то уже вряд ли смогу самостоятельно замолчать, а через некоторое время ловлю себя на мысли о том, что человеку вовсе не интересно, о чем я говорю. Или - что еще хуже - меня понимают неправильно, искажая и переворачивая с ног на голову мои слова. А последнее приводит меня в состояние тушканчика-камикадзе.
И писать о чем-то глобальном и важном тоже не выходит. Я не колешу по забугорьям (хотя хотелось бы), не особо интересуюсь политикой, и мало-мальски важные события большого мира благополучно проходят мимо меня: «He looked at the maps, and wondered what lay beyond their edges: maps made in Shire showed mostly white spaces beyond its borders», и одно время это очень напрягало. но попытки заинтересовать саму себя чем-то по определению чуждым привели к ощущению нахождения не в своей тарелке.
Поэтому тут, как и всегда, будут глупости, мышиная возня и что-то совсем несерьезное, вроде "эльфийской" броши-листка, но ценное лично для меня.


Поле за городом.

Выставка всего-чего-только-можно из Индии.

Золотые улыбки

А праздники были праздниками. У Асты на хате - монстерпати, ночной поход в кино на третьего Тони Старка, салаты из сельдерея ("Мне кажется, или это похоже на огурец с мятой?), зеленые холмы и битва с комарами в ритме чечетки, посиделки на кухне Горького и проч., и проч., и проч.
...каждые две-три недели я получаю непривычно длинные письма, и каждого такого письма жду как глотка свежего воздуха. Какое-то странное, смутно-знакомое чувство просачивается сквозь набор символов на мониторе, пропитывает воздух, и в один прекрасный день ты просыпаешься и ощущаешь необыкновенную волю к жизни, начинаешь что-то хотеть, что-то делать, с кем-то перезваниваться, спорить и доказывать, срываться с места на несколько дней, чувствуешь, что живешь.

00:34 

Я штрихую как мудак.
Планы, планы, планы, они наползают один на другой, роятся и топятся, шумят и ругаются, стоя в длиннющей очереди. Медленно и верно ползу ко всем намеченным целям - разобраться бы только с конференцией, а там и вздохнуть можно поспокойнее, заняться всем отложенным, разделаться с накопленными долгами и обещаниями, посидеть у реки под бренчание укулеле. У нас тут совсем уже весна - прощайте, надоедливые куртки, здравствуйте, рубашки в клеточку!
...и тут я поняла, что совсем забыла про эту даму. Она довольно богатая, даже очень, к тому же принадлежит к одному из наиболее уважаемых родов. А ножницы, которые держит в руке, и вовсе можно обменять на небольшой дом - потому как они из того мира, что давным-давно канул в лету. И ничего, что все еще фонят.


@темы: дети мира-под-водой

14:25 

Я штрихую как мудак.
Я люблю свои блокноты, и потому стараюсь, чтобы в моей сумке постоянно лежал один из них. Однако, несмотря на всю мою любовь к набросникам небольшого формата, они не задерживаются у меня надолго – теряются, забываются, уходят жить к хорошим людям.

Только с тремя расстаться так и не получилось; даже учитывая мою природную рассеянность, я берегу их как могу (keep it secret, keep it safe). Самый старый, и, наверное, любимый – фиолетовый. Он лежал со мной в больнице, колесил по стране, и, наверное, когда-нибудь мы вместе попадем и за ее пределы, тем более, что чистых листков в нем еще хватает.
Малютка с цитатой из «Игры Престолов» безропотно вбирает в себя весь выплескиваемый негатив (некоторые рисунки действительно противно потом пересматривать), и заполняется быстрее всех – в нем осталось всего несколько чистых страниц.
Последний (и самый новый) был куплен не мной. Обычно я прошу людей не дарить мне набросники, ведь в этом деле я довольно привередлива, и будет очень жаль, если хороший и красивый блокнот останется пылиться без дела. Горький, однако, проигнорировал мои предупреждения, и… попал в яблочко. Подаренный им набросник оказался просто замечательным.

Молескин, кстати, мне не особо нравится. По рассказам знакомых рисующих, я, в силу привычки, понастроила у себя в голове воздушных замков по поводу расчудесности этой кротовьей книжицы, но, хотя прошит он хорошо и бумага, хоть и тонковата, но довольно приятная, для меня лучший блокнот должен быть на кольцах. И чтобы бумага плотная, настолько, что рисунки, нарисованные с двух сторон одного листа, не просвечивали.
А какими блокнотами или альбомами для зарисовок пользуетесь вы?

21:52 

Болею немного.

Я штрихую как мудак.
Маленькая земля со скрипом вращается вокруг своей оси, продолжая бесконечное путешествие по кругу. Весна в наших краях куда заметнее, чем где бы то ни было еще, и потому я не принадлежу к той части интернетов, которые уже несколько недель кричат о том, что зима слишком уж задержалась.
В любом случае, как сказал однажды замерзший, дрожащий, злобный и крайне недовольный Олег "Заткнись и благодари матушку природу за то, что на улице не минус пятьдесят". Он, кстати, в этом году тоже участвует в конференции, и мы, имея одного научного руководителя, смотримся крайне странной парочкой: он - с Лавкрафтом, я - с Толкином.

В моих блокнотах все еще цветет Средиземье. Aileine как-то посоветовала мне нарисовать побольше пейзажей с красотами Арды, и я пытаюсь следовать этому совету. Ривенделл по-прежнему дается легче всего, потому, что это самое любимое место того мира.


Из неприятного - мне сломали стилус. Конечно, теперь я довольно редко бываю дома, и, когда определенные люди приходят в гости, прихватив с собой детей, проще всего запустить цветы жизни в мою комнату, чтобы на время забыть об их существовании. Такое случалось и раньше - мне часто приходилось восстанавливать покалеченные книжки или томики манги, затягивать расшатанные болты на деревянных болванчиках, склеивать поруганные статуэтки... стилус стал последней каплей. Кажется, я тоже слегка перегнула палку, высказывая все претензии обескураженным родителям и требуя новый инструмент здесь и сейчас, но это уже чересчур. Вседозволенность не есть хорошо.
Впрочем, как сказала Ди, вполне возможно, что стилус принес себя в жертву моему дальнейшему спокойствию. Поэтому я надеюсь на лучшее, ведь в начале марта я получила загранпаспорт, а мой немецкий месяц за месяцем становится чуть лучше.

23:26 

Я штрихую как мудак.
Сир, Вы только держитесь, пожалуйста...
А мне - дайте собраться с мыслями, и я обязательно подберу по двум городам листки с записями, найду и перекрою потерянные блокноты, выучу парадигмы склонений и образование отглагольных прилагательных.
...и останутся не часы томительного ожидания в больнице, не учение о каббале и тоска по потерянному континенту, а день выписки, длинный деревянный стол посреди комнаты и пивные кружки, доверху наполненные вином; прист и менестрель в заснеженном подлеске, «Winter is here!», варган, укулеле и насмешливо-удивленный взгляд Хекса; липкая и хлипкая сова из папье-маше, электронный адрес, неразборчивым подчерком написанный на клочке бумаги и веселые песни с залихватским умляутом в заглавии.
Сир, перетерпите, прошу вас.

Ангасамарские цветы

главная