20:27 

Осенний словопад.

Рыжий Ши
Я штрихую как мудак.
Вот мне шестнадцать, и я в лоохи - кто еще помнит меня таким?..(с)

Мне вспоминается, как несколько лет назад я писала сюда отрывочные записи, абзацы которых не были связаны друг с другом и представляли собой какие-то сумасшедшие попурри из диалогов, впечатлений и кратких заметок "к сведению", и, как поется в какой-то древней песне из девяностых, которую постоянно напевала одна моя подруга детства, oops, I did it again.
Каждая осень это одновременно и возвращение, и прорыв к чему-то новому. Только осенью, перечитывая старые книги, можно найти в них новые смыслы. Это очень похоже на прогулки по хорошо знакомым местам, которые ты не посещал уже довольно долгое время - нет-нет, да и наткнешься на какую-то нехоженую тропку, и поди пойми, куда она тебя выведет. С моим все более и более хоббитским отношением к жизни (которое, к слову, проявляется не только в любви к ярким жилеткам и домашней кухне) тем более удивительно, что меня все еще может куда-то занести.
И каждый раз, пересматривая старые фотографии, я понимаю, что все, что творится (зачастую - совершенно не учитывая моих пожеланий), творится не зря; как было сказано одним очень хорошим человеком, "летние воспоминания это нечто вроде грибных запасов у ежей и белок - питательные консервы на долгую зиму". Думаю, если бы ребята прочитали эти слова, то полностью бы согласились со мной.
А еще - и это очень важно, на самом деле - я не ощущаю груза прожитых лет, и, наверное, не зря было сказано другим хорошим человеком, что "анимешник - человек без возраста". И хоть мы уже не смотрим аниме в таких количествах и не носимся с криками "Ня!" по улицам, где-то в глубине коры головного мозга нам по-прежнему от четырнадцати до семнадцати, мир по-прежнему огромный и солнечный, а дружба, сострадание и доброта по-прежнему существуют и по эту сторону монитора.
И я ни о чем не жалею.


...а ноябрь - совершенно особенный месяц. Уже восемь лет, с тех пор, как я в первый раз прочла "В конце ноября" Туве Янсон, он приходит блаженной пустотой для звенящей от боли головы, покрывает мягкими туманами рубцы воспаленного подсознания, убаюкивает беснующиеся нервы. Это время матовых ламп в старом корпусе и жареного хлеба по возвращении домой, время, когда можно достать из шкафа любимую зеленую "куртку лесничего" и длинные теплые шарфы (зеленые, зеленые, весь этот ноябрь был восхитительного приглушенно-зеленого цвета). Однако в прошлом году этот месяц предал меня, превратившись в прелюдию к зимнему аду, и именно поэтому я так боялась его прихода в этом - было очень страшно, что невероятное чувство спокойствия утеряно навсегда. Помню, что мне тогда ужасно хотелось рассказать кому-нибудь все-все-все как на духу, но только чтобы этот кто-нибудь не остался безучастным; мне не нужны были советы или жилетка для орошения слезами, просто очень хотелось, чтобы хоть кому-нибудь было не все равно, потому что кричать в пустоту было невыносимо.
Ноябрь пришел. Пришел таким, каким и должен быть - добрым, нежным и ласковым, а потом рассмеялся и высыпал мне на голову корзинку радостей, словно извиняясь за прошлогодний кошмар.
В ночь на первое ноября мобильный разорвался звоном, и взволнованный голос сообщил, что я попала в программу по обучению в Польше, и декабрь мне предстоит провести в Варшаве. "Вы должны приехать оттуда другими людьми!" - уже на следующий день бушевал наш координатор, а я только нервно улыбалась и мысленно благодарила небеса за то, что все-таки поддалась на уговоры в прошлом году и оформила себе загранпаспорт. "Никогда не знаешь, где тебе повезет" - эта фраевская цитата в свое время висела у многих, но я могу по праву использовать ее только сейчас. И все же мне немного страшно, потому что я практически не знаю языка, и очень страшно, потому что придется месяц жить среди совершенно незнакомых людей. Но Санж говорит, что все, что там произойдет, будет к лучшему, а у меня совершенно нет оснований ему не верить. Новый рюкзак, новый скетчбук, новая одежда - все это уже упаковано и дожидается своего часа, а у меня на шее болтаются новые амулеты от всяких невзгод, которые могут настигнуть в пути. Ну не дурак ли ты, рыжий?

Конечно, дурак, потому что за месяц до отъезда произошла улитизация новочеркасской квартиры. Терпеливый Локи отдал мне маленькое чудо, которое я зову Чезаре, а бабушка - козявочкой. Козявочка любит яблоки, капустные листья и когда брызгают из пульвелизатора чуть теплой водой. Козявочка крайне любопытная по ночам и очень сонная днем. Козявочка уже дважды сбегала из своего аквариума. Козявочка любима всеми, и, надеюсь, счастлива.

Почти во всех сказках, которые мне читала бабушка и которые я потом стала так любить, были девы и драконы. Знаете, такие большие чудовища, которые обычно похищали принцесс, разоряли замки и города, а потом были побеждаемы прекрасными принцами в сияющих доспехах. Ну, или просто рыцарями. на худой конец. Принцесса свободна, свадьба, счастливый брак по законам "и жили они долго и счастливо...". Мне всегда это казалось ужасно несправиделивым, и, похоже, не только мне. Одна дева выбрала не принца, а дракона, пусть и совсем маленького. И попросила меня помочь, а я, конечно, согласилась. Летом мы долго разговаривали, пытаясь понять, чего же хочет каждая из нас, и в итоге плодом совместных усилий стал механически-фантастический зверь, появившися у девы не плече. И я рада за них обоих.


Кто из нас - из того самого поколения девяностых - не мечтал в детстве о полароиде, как называли тогда волшебные фотоаппараты, из которых фотография вылазила сразу же после нажатия на кнопку? О, почти у всех моих знакомых и друзей был во дворе такой мальчик (почему-то это всегда были мальчики), который владел этой чудо-машиной. Он всегда был чуть постарше остальных ребят, никогда не давал фотоаппарат в руки и лишь изредка, со снисходительной улыбкой вручал квадратный пересвеченый снимок. Как правило, мальчику потом сильно влетало от бати за то, что тот без спроса брал вещи взрослых, но это того стоило, потому что если у тебя был полароид, ты был королем, ты был властелином!
А у нас в семье подобный фотоаппарат был не только моей мечтой. Дедушка с давних пор увлекается фотографией (в свое время он заразил этим и меня). Ярый ненавистник цифры, он часами может возиться в ванной со своим допотопным красным фонарем и реактивами (где и за какие деньги он умудряется их доставать, я понятия не имею), проявляя очередной снимок, и ужасно обижается, когда бабушка снова начинает критиковать его творения. У нас лежат десятки фотоальбомов, забитых под завязку самыми разными фотографиями, которые дедуля знает наперечет, и если теряется хоть одна, сильно расстраивается. Бабушка очень скептически относится к этому его увлечению, часто говоря о том, что кто-то просто никак не может наиграться, но я считаю, что это здорово.Он может часами начищать свои фотоаппараты, объективы, линзы и прочее; и полароид он вожделел не меньше, чем я.
А когда университет начислил на мой счет немного денег за "научную" работу, в стенах квартиры родился заговор, и через день на полке появился Fujifilm Instax Mini 7S. Он выглядит намного более футуристично, чем ламповые полароиды, но волшебный момент, когда из специальной щели появляется девственно-белый лист, а потом на нем медленно проявляется снимок - сначала нечетко, только сине-голубыми тонами, потом все более и более насыщенно, и вот уже готовое фото в белой рамке лежит у тебя в руке - остался прежним, захватывающим, волнительным и чуточку интимным.
Картриджи стоят недешево, и как основная камера он, конечно, не подходит (основой все равно останется старичок Nikon coolpix p100 для меня и древний Киев-60 ТТЛ для дедушки, для семейностей мы оба используем простую как апельсин Смену 8М, запихивая в нее самую дешевую пленку), да и оптика оставляет желать лучшего, поэтому и для профессионалов, и для снобов от мира фотографии вряд ли найдется что-то привлекательное в подобном девайсе, но тем, кто не наигрался и кому, в общем-то, наплевать на качество снимка, если тот передает эмоции, эта штука принесет немало радости.

Дедушка называет меня хипстером, потому что я теперь ношу длинные теплые юбки и дурацкие мешковатые шапки очень крупной вязки, а бабушка скептически хмыкает и говорит, что я больше похожа на бездомную. Не знаю, кто из них прав больше, да и как-то не особо это заботит. Пусть хоть как называют, главное, что в магазинах появилась удобная одежда любимых цветов и фасонов.
По-прежнему рисуются механизмы и шестерни, спасибо и на том - должно же быть в мире хоть что-то постоянное, кроме наших с Хексом разговоров о Трех Сакральных Личностях. Правда, не в таком количестве, как раньше, ведь подобные рисунки требуют много сил и времени.



Сейчас я больше и больше уползаю в графику, следуя примеру семпая, которому стоило немалых трудов убедить меня в том, что черно-белое изображение может быть не менее привлекательным, чем цветное.

Так появился тигр для кролика, несколько рисунков к поттерофандому, окно из Арзамаса и что-то вроде иллюстрации к одной из моих любимых песен Мельницы, которая в этом году была актуальна как никогда. Еще хотелось повесить сюда "Сонного рыцаря", но я так и не собралась закончить картинку-иллюстрацию, так что как-нибудь потом. Наверное.

Отрисовывать все, что хочется, просто не хватает времени, и я просто записываю все, что приходит в голову, надеясь на то, что когда-нибудь потом смогу разобраться со всеми планами. Они делятся на первостепенные, средние и совсем неважные. Первостепенных идей сейчас 473. Кажется, придется дождаться пенсии... Но с другой стороны, лучше уж переизбыток, чем отсутствие, и я искренне сочувствую многим людям, которые хнычут о том, что им нечего рисовать или не о чем писать.
...случайно свернув не туда, мы нашли совершенно завораживающий своей нищетой дворик в центре Ростова из разряда тех, которые мама называет "Шан-хаем"; но я думаю, что подобные нагромождения жилищ обладают какой-то особенной притягательностью. Такие дворики обязательно должны быть в историях про босоногих хулиганистых мальчишек и ворчливых стариков, и действие обязательно должно разворачиваться летом, желательно в июле-августе, и чтобы непременно шумная возня, потасовки, стесанные саднящие коленки и порванные рубашки...

И очень много хорошего еще было в этот ноябрь, в эту осень. Мои рисунки приняли на выставку, и, надеюсь, Горький сможет сфотографировать их, пока я буду в разъездах - ведь его картины тоже будут там! Нас с Коалычем взяли в школу устного перевода, и теперь, если все будет хорошо (а все будет хорошо), выпустимся мы еще и как переводчики.
Сейчас мне пора снова пропасть на месяц или больше - судя по календарю записей, это стало входить в привычку. Начинается еще одно Туда и Обратно, "свивая тысячи путей в один", и я очень надеюсь, что оно будет таким же замечательным, как и предыдущие.

URL
Комментарии
2013-11-26 в 08:57 

Diavolos
Героиня на героине
Какие же они теплые и пряные. Ваши записи. Пусть они редкие, но всегда такие искренние и чувственные, что хочется на ощупь найти ладонь и сжать - убедиться, что Вы существуете.

2013-11-26 в 15:54 

Рыжий Ши
Я штрихую как мудак.
Diavolos, наверное, я и сама пытаюсь убедить себя в подобном, за той только поправкой, что не существую, а живу. Это все-таки немного разные вещи, правда?
Я бы и хотела писать чаще, да не выходит; все, что льется сюда, собирается по крупицам, которые не хотят становиться отдельными записями. :3
И со мной всегда можно на "ты", так легче, правда.
Спасибо за отзыв.

URL
   

Ангасамарские цветы

главная