Рыжий Ши
Я штрихую как мудак.
Мы сидели на крыше, едва нагретой почти весенним робким солнцем и смотрели, как в холодном небе над соседними многоэтажками рвутся и крошатся зачерствелые ломти облаков; ели старые, пахнущие пылью хлебцы "особые" и чувствовали себя абсолютно счастливыми. Подвешенные за шнурки, на трухлявой лестнице сушились кеды Серого. Мои ботинки стояли на трубе.
Наш крошечный дворик был безнадежно затоплен - этому в равной степени послужили вчерашний ливень и сорванный вентиль колонки. В прозрачной рыжеватой воде (как же все-таки повезло, что я успела вычистить эти несколько квадратных метров за пару дней до наводнения!) плавали прошлогодние орехи, мамина галоша и клок кошачьей шерсти. Сам кот, мокрый и злой, сидел рядом с нами, доедая последний кружок такой же старой, как и хлебцы, колбасы.
За пару дней до этого я приехала из Сочи, где проходила научная школа ОРФ - то есть около пятидесяти человек студентов из самых разных ВУЗов вместо каникул съехались на побережье, чтобы послушать крутых профессоров из-за бугра, поделиться своими идеями и послушать чужие. Это было очень здорово - несмотря на то, что работать приходилось с утра до поздней ночи без какой-либо возможности взять выходной или хотя бы перерыв.
Стала замечать, что каждая поездка что-то дает - независимо от того, официальной она была или нет, короткой или длинной. В первом пше-трипе я научилась знакомиться с людьми и не бояться рисковать. Во втором - посылать нехороших личностей куда подальше. Петербург подарил возможность научиться радоваться самым незначительным успехам и продолжать делать свое дело, несмотря на все трудности. Сочи... Сочи научили работать в команде. Даже не так - они научились слушать людей, за самые короткие сроки формулировать идею, формировать команду и только потом уже работать всем вместе. И, конечно, помогли найти новых крутых ребят. И море, которое я увидела вблизи первый раз в жизни.



Там же, постоянно спотыкаясь... хотя нет, нужно начать издалека.
Два года назад я искала любые способы забить саднящие сквозные дырки в душе, и потому жадно хваталась за любые начинания, употребляла любую, даже самую низкосортную литературу и тут же забывала все написанное. И в то время как никогда была нужна удача, которая, конечно, формулировалась в образе четырехлистного клевера. Что только не было сделано, чтобы найти его! Несчастный Романенко ползал на карачках по берегу Дона, мы с Лилей обшаривали все польские парки, в роще и у реки не осталось ни одного неосмотренного уголка, а сакральный клевер так и не находился. И примерно в то же время на распродаже старых библиотечных фондов была куплена книга "Поэзия Ирландии", да вот только я позабыла о ней, как только поставила на дальнюю полку, и целых два года никто к ней не прикасался. Пока под Новый Год я почему-то не вспомнила о ее существовании, и не открыла на первой попавшейся странице, где... ну конечно. Господи, какой же ты шутник.
Так вот. Там же, постоянно спотыкаясь на мокрой гальке, я таки не удержала равновесие и носом влетела в так называемого "куриного бога" - камушек со сквозной дырой, проточенной падающими каплями, снова посмеявшись над тем, как на первом курсе просила Горького привезти такой. Теперь они живут рядом с шишками какого-то неведомого дерева, которые в прошлом году в Петербурге сами упали ко мне в раскрытый рюкзак - три забавных напоминания о том, что все происходит ровно тогда, когда должно произойти, а волшебники никогда не приходят поздно - они появляются ровно тогда, когда следует.



По возвращении предстояло разгребать долги по работе и университетской практике, раздавать подарки и наносить визиты, переделывать кучу дел и метаться из города в город, но в тот же день откуда-то далеко приехал повзрослевший и возмужавший Серый, с которым мы не виделись...
- Около двух лет. - и Серый с вялым хрустом разломил еще один хлебец.
...поэтому было решено отключить все модемы-телефоны и посвятить хотя бы пару дней теплой ностальгии по тем дням, когда мы были восторженными кретинами куда более радоcтными и оптимистичными людьми. В ходе беседы Серый вдруг напрягся, как будто вспомнил о чем-то, сорвался с места и вернулся через некоторое время с той самой убитой, расстроенной и растрескавшейся гитарой, на которой весь вечер с все с теми же ошибками играл те самые "Зеленые рукава", одновременно прося никому не говорить ни о том, что с ним происходило эти годы, ни о его дальнейших планах. Серый, ты никогда не прочтешь это - но удачи тебе!..
Тогда же он показывал мне десятки и десятки полузасвеченных, странно-притягательных, "ламповых" фотографий, сделанных на "Смену 8М",просил мои старые альбомы с рисунками, и когда я призналась, что все, датируемые временем до ноября 2013, давно уже развеялись пеплом где-то по старой роще, попытался убить все тем же многострадальным гитарным корпусом. Я попыталась объяснить ему, почему сделала это, но за эту попытку схлопотала еще и полотенцем.



На следующий день начался этот локальный потоп, и все утро мы занимались тем, что пытались остановить буйство стихии и как-то спасти свои дома - благо, высокий фундамент спас. Во дворе не осталось ни одной сухой поверхности, но погода была слишком хороша, чтобы сидеть дома, поэтому не оставалось ничего другого, как подтащить к крыше соседского дома лестницу.
И вот уже день клонился к закату, вода понемногу уходила, кот спал, лениво развалившись на замшелой черепице, хлебцы были давно уже съедены, а мы все так же сидели на крыше и чувствовали себя абсолютно счастливыми.